Кубики Никитина, фотография

Кубики Никитина

Описание игры

Игра состоит из 16 одинаковых кубиков. Все 6 граней каждого кубика окрашены по-разному в 4 цвета. Это позволяет составлять из них 1-, 2-, 3- и даже 4-цветные узоры в громадном количестве вариантов. Эти узоры напоминают контуры различных предметов, картин, которым дети любят давать названия. В игре с кубиками дети выполняют 3 вида заданий.

Сначала учатся по узорам-заданиям складывать точно такой же узор из кубиков. Затем ставят обратную задачу: глядя на кубики, нарисовать узор, который они образуют. И, наконец, третье – придумывать новые узоры из 9 или 16 кубиков, каких еще нет в книге, т. е. выполнять уже творческую работу.

Используя разное число кубиков и разную не только по цвету, но и по форме (квадраты и треугольники) окраску кубиков, можно изменять сложность заданий в необыкновенно широком диапазоне.

В этой игре хорошо развивается способность детей к анализу и синтезу, этим важным мыслительным операциям, используемым почти во всякой интеллектуальной деятельности, и способность к комбинированию, необходимая для конструкторской работы.

Мы начинаем играть

Способ игры зависит от возраста ребенка и уровня его развития. У детей 1,5–2 лет развита способность копировать, “обезьянничать”, они любят делать так, как старшие. Если я забиваю молотком гвозди, то и Люба, которой 1 год 3 месяца, тянет ручонку к молотку и говорит “Дям…дям” (дай!) до тех пор, пока я не дам и ей маленький деревянный или пластмассовый молоточек. Тогда она начинает стучать этим молоточком точь-в-точь как я, и даже порой по той же доске, по которой стучу я. А гвоздя она еще не просит, мелкие вещи, мелкие рисунки ее еще не привлекают. Вот эту особенность малыша – схватывать большое, главное, самое заметное и надо использовать.

Кроме того, надо помнить о первых впечатлениях от игры. Совсем не безразлично, как вы высыпали первый раз кубики на стол.

Если вы на глазах малыша открыли крышку и – бух! – с грохотом высыпали на стол все кубики сразу так, что они разлетелись в стороны, а малыш даже вздрогнул от неожиданности, то не удивляйтесь потом, когда самым любимым занятием станет точно такое же “бух!” кубиков из коробки, а не складывание “поездов” или “башен” из них.

Мамы иногда даже жалуются: “Не знаю, что с Владиком делать. Любит только разбрасывать. Вот кубики разбросал и ушел, игрушки из ящика достает и разбрасывает по комнате. Не успеваю за ним убирать”. А все дело в том, что ни папа, ни мама, ни воспитательница в детских яслях, куда ходит Владик, не задумывались над тем, ЧТО откладывается в памяти Владика, когда он впервые сталкивается со “способом обращения с кубиками” или с игрушками. А этот “способ разбрасывания” еще и закрепляется каждый раз, когда Владик сам разбрасывает что-нибудь, а мама ходит за ним и собирает. Поэтому мы стараемся не демонстрировать такие нежелательные способы обращения с кубиками. Я могу привести Любочку к уже лежащим в беспорядке кубикам и начинаю наводить порядок или достаю их из коробки аккуратно друг за другом и сразу строю из них “дорожку”, или квадрат, или “поезд”. Люба удивлена: хороший у папы складывается “синий поезд”, а я, делая “Ту-ту…у!”, двигаю его медленно к противоположному краю стола или коврика. И я не скрываю своей радости, если и у Любы получается “поезд” (пусть сначала и не совсем удачно) или Люба научилась находить красную грань на кубиках (именно пока только одну красную и никакую другую) и укладывает в коробку все кубики красной гранью вверх, не уставая повторять: “Кась-кась” (т. е. красная). А если Любе удалось самой уложить даже последний кубик в коробку (полутора-двухгодовалому малышу это бывает еще очень трудно сделать), покачивая кубик из стороны в сторону и расталкивая для него место среди остальных, то… схватив дочурку подмышки, я подбрасываю ее к самому потолку и ловлю на лету. Эти полеты вверх Любочка обожает и поэтому тоже смеется, тоже довольна, и на следующий день, справившись снова с задачкой укладки всех кубиков красной гранью вверх, Люба уже сама, радостно сияя, идет ко мне, подняв ручонки и как бы говоря: “Папа, под- брось меня вверх, как вчера. Я ведь сложила все кубики в коробку и все кась-кась”.

Но если малышу уже 3–4 года, он знает цвета и может найти нужную грань и оценить красоту узора, то, прежде чем дать ему игру, выберите самый привлекательный, на ваш взгляд, узор-задание серии В или Д и сложите заранее по этому узору кубики в коробку. Открывая впервые коробку с кубиками, малыш вместе с вами полюбуется узором.

– Как ты думаешь, мы научимся складывать такие же красивые узоры из кубиков?

– Конечно, научимся, – не сомневается он.

Положите тогда узор “дорожка” СУ-А1 перед малышом и подумайте вслух:

– Интересно, быстро ты с такой задачкой справишься или долго придется повозиться? Сложи из кубиков точно такого же цвета картинку!

– Фу… чепуха! Вот и готово! – так храбро обычно отвечают большинство малышей, предполагая, что раз первая задача удалась легко, то и с другой будет так же.

Действительно, вторая и третья дорожки получаются еще быстрее, чем первая, и не страшно, если не совсем точно измерена длина. Правда, проверить точность длины легко, но подходите к этому деликатно. Допустим, что он вместо 4 кубиков взял 3.

– Не кажется ли тебе, что дорожка получилась короче, чем на картинке? Давай сравним!

И лучше, если в этом случае малыш возьмет сразу всю “дорожку” из кубиков и накроет ею узор. Недостача одного кубика будет сразу видна, и он ее исправит.

– Вот теперь получилось точно, без ошибки, – похвалите вы его. И так подбадривая малыша, переходите от узора к узору, внимательно замечая и быстроту работы, и точность укладки кубиков, и другие достоинства его действий. Зерна аккуратности и точности в работе, сосредоточенности и внимания могут дать ростки именно здесь, в игре.

Сколько узоров можно сложить за одну игру, сказать трудно. Может быть 5, а может быть и 10 – все зависит от настроения ребенка и его возможностей. Если работа идет споро, доволен и малыш, довольны и вы; значит, все в порядке.

– Хорошо у тебя получается! Я не ожидал. Ну, на сегодня хватит! Завтра еще поиграем, – мягко предложите вы закончить, но… это пробный камень. Главное – как отнесется к предложению малыш. Если он расстроен и готов заплакать, потому что ему “хочется еще поиграть”, уступите, покажите ребенку еще 1–2 узора. Если вы свое слово обычно держите и малыш верит вам, то он согласится с тем, что “завтра еще поиграем”. Это наиболее удачный итог первой игры.

Неплохо, когда малыш сразу соглашается закончить игру, но при этом интересуется:

– А завтра мы еще поиграем?

Обязательно найдите возможность поиграть и “завтра вечером”, и послезавтра, и через 2–3 дня… Такая “волна” интереса к игре, когда малыш играет в кубики несколько дней подряд, например 5-7, наиболее удачное начало. Во-первых, за это время и вы, и малыш сможете втянуться в игру, почувствовать какой-то интерес к ней. Во-вторых, малыш успеет пройти через все уже посильные для него задания, и вы узнаете его “потолок” возможностей в данное время. В-третьих, вы за неделю можете научиться “чувствовать малыша” (если раньше вам не приходилось этого делать) в такой игре, где вы не можете ни объяснять, ни подсказывать, ни помогать, а только наблюдать за самостоятельным его движением и продвижением и создавать условия для него. А это умение – чувствовать малыша – очень важное умение для руководства развитием в любой области. Оно позволит вам “не пересаливать” с дозой игры, т. е. не доводить до пресыщения ею, а держать малыша чуть-чуть “впроголодь”, и, значит, вовремя начинать и кончать ее. Кроме того, оно позволит узнать, когда “волна” интереса начинает спадать и, значит, наступила пора на некоторое время отложить – “забыть” игру.

 

Играем вчера, сегодня, завтра

Теперь можно обратить внимание на связь вчерашней игры с сегодняшней и сегодняшней с завтрашней. От этого в немалой степени зависит и интерес к игре, и успех в продвижении “вверх по лесенке” заданий. Допустим, что малыш первый раз сложил 8 узоров – 4 “дорожки” и 4 “квадрата” (СУ-А1 – СУ-АЗ). Давать ли следующий день эти же самые 8 узоров? Или переходить к новым? Практика показала, что лучше всего воспользоваться здесь методом “ледокола”, т. е. каждую следующую игру начинать, отступив немного назад. На второй  день можно дать несколько прежних узоров: 2–3 “дорожки”, 1 “квадрат”, а затем уже новые узоры-задания серии А – сколько малышу захочется.

Так, каждый раз “для разгона” надо сложить несколько прежних, уже покорившихся узоров, и только потом давать новые. Величину “разгона” тоже надо изменять. Если впереди трудный узор, например, при переходе от одноцветных граней к двухцветным (этот период ощутим во всех 3 сериях А, Б, В), то “разбег” следует брать больше, а новых узоров давать меньше, вплоть до 1–2.

Вообще переход к составлению трудных узоров – пробный камень и для искусства старших играть с малышами, и испытание для самих детей. Легче всего преодолеть его – “забыть” о нем на месяц – два. После перерыва, с новыми силами и взяв “больший разгон”, т. е. вернувшись к сравнительно легким узорам, малыш может почти сразу взять неприступный прежде узор.

Но возможен и другой вариант. Ване почти 3 года. У него никак не получаются “фонарики” (СУ-А9). Он пробует каждый раз их складывать, берет “разгон” и, ничего не добившись, говорит с огорчением: “Никак!” Иногда он просит: “Дай другой!” И я достаю ему по 1–2 узора из серии Б, которые Ване удаются (они из одноцветных граней). О Ваниной неудаче с “фонариками” уже знают не только папа с мамой, но и старшие братья и сестры. Они тоже иногда играют с Ваней, и с ними он одолел “пилу”, которая “ела, ела дуб-дуб – поломала зуб-зуб” (так говорит Ваня, двигая “пилу” взад-вперед по столу), а “фонарики” никак не сдаются.

– Скоро и “фонарики” у тебя получатся, – утешаем мы Ваню.

– Ведь и “пила”, и “елочка” тоже трудные, а ты их уже делаешь. Так проходит несколько дней, и я уже подумываю, не следует ли забыть на время и “фонарики”, и игру, как вдруг однажды вечером:

– Папа! Папа! Иди скорее к нам! – влетела ко мне возбужденная 7-летняя Анюта. Схватила меня за руку и потащила за собой. А там, около сложенного на полу желтого “фонарика” прыгают от радости Ваня и 5-летняя Юля.

– Уля, уля! (Ура!), – кричит Ваня.

– Папа, ты запиши, что Ваня сам сложил “фонарик”. – Сам, сам!

– стараясь перекричать Ваню, подскочила Юля.

Конечно, пришли посмотреть на Ванин “фонарик” и порадоваться и мама, и старшие братья-восьмиклассники. Анюта принесла тетрадку, где на светлой клеенчатой обложке написано печатными буквами: ИВАН-ВАНЯ (такие тетрадки-дневники мы заводим каждому малышу), усадили папу на стул и успокоились только тогда, когда в Ванином дневнике папа сделал запись о “крупном успехе” Вани, а Анюта нарисовала там цветными карандашами желтый “фонарик”.

Это событие, во-первых, подняло Ваню на новую “волну” увлечения игрой, а во-вторых, несколько дней подряд кубиками вновь занялись старшие его братья и сестренки и придумали для нашей игры более десяти новых интересных узоров-заданий. Такие удачи бывают не часто, и их надо ценить: уж очень хороший и полезный след оставляют они в жизни малыша.

Можно играть и самому

Когда игра для ребенка становится интересной, он сам просит: “Давай поиграем в кубики! Давай складывать узоры!”, тогда можно подумать о том, чтобы не просто изредка давать кубики для самостоятельной игры, но и поощрять эту самостоятельность всеми средствами. Тут дело не только в том, что освободится время у взрослых, а в том, что, играя самостоятельно, ребенок учится контролировать себя, сравнивать свои результаты, оценивать свои силы и возможности – в этом начало самостоятельности мышления, очень важной стороны творческих способностей.

Самостоятельная игра особенно эффективна, когда после каждой встречи с кубиками ощутимо движение, новый шаг вперед, заметный для взрослого и для самого ребенка.

В нашей семье самостоятельно играют малыши с той поры, когда они в состоянии собрать после игры кубики в коробку и принести ее папе или маме.

Обычно мы не отказываем в просьбе малыша дать ему кубики, но интересуемся:

– А какую серию узоров ты будешь складывать?

– Серию Д, – отвечает тот не без гордости. Да и как не гордиться, если это самая трудная и сложная серия.

За успехами в продвижении малыша мы следим и, конечно, записываем все крупные достижения и победы в дневник: преодоление трудных узоров вроде “фонариков”, “горки”, “лодки”, окончание одной из серий, складывание нового узора, какого еще ни у кого не было, победу в соревнованиях и т. п. Малыши чувствуют заинтересованность старших и в свою очередь сами стремятся делать побольше узоров.

В развивающих играх нумерация и счет встречаются довольно часто, и дети, между прочим, могут рано их освоить и к 4–5 годам вполне осмысленно пользуются счетом до 50, 100 и даже дальше.

Узоры-задания серии Г мы даем детям с 2–3 лет. Если из азбуки и из цифр не делать тайны и считать буквы О или А столь же обычными вещами, как мяч или стол, то и малышу будет невдомек, что между ними есть какая-то разница, и он запоминает их совсем так же, как все прочие слова. У нас в семье к 3 годам все семеро уже знали буквы и цифры, а с 3–4 лет начинали читать. Та легкость, с какой шло раннее усвоение букв, потом переносилась на усвоение школьной программы.

Складывание узоров из кубиков по готовым заданиям – самый простой вид работы в игре. Игру можно немного усложнить (а заодно почти удвоить количество узоров-заданий) следующим образом: если на карточке узор состоит из красно-белых граней, то можно предложить сделать такой же, но желто-синий узор, и наоборот. Малыши воспринимают такое изменение задания как узор нового типа. Ведь здесь надо не просто копировать узор, а изменять его по цвету.

Оставьте Ваш комментарий